Четверг, 19.10.2017, 10:28

Краеведческий музей г.Похвистнево

Категории раздела
Корзина
Ваша корзина пуста
Интересно
Прогноз погоды
GISMETEO: Погода по г.Похвистнево
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Тайна района ДСР.

Дорожно-строительный район №3

Управление Строительства №4 было создано в 1949 году в Куйбышеве для возведения дорог в нефтедобывающих районах Куйбышевской области, в частности, таких, как Сызрань-Крекинг, Кряж-Липяги, Куйбышев-Ставрополь и других. Для этого организовали несколько дорожно-строительных районов.

В нашем районе эта организация занималась строительством автодорог и мостов. Основной рабсилой были заключённые исправительно-трудовых лагерей Управления Особого строительства НКВД, а грузоперевозки осуществляла автоколонна №4.

В июле 1949 года решением Похвистневского горисполкома по заявке управляющего трестом «Кинельнефть» была отведена земля в кварталах № 67,70, 73 под строительство жилых домов и подсобных предприятий. Рядом в 74 квартале выделили место под асфальто-бетонный завод. В то время этот район назывался «Новостройка».

Начальником строительства и лагеря был назначен техник-лейтенант Колоссовский Аркадий Михайлович, прибывший из Сосново-Солонецкого райвоенкомата. Инженер–плановик Мигунова Анна Петровна вспоминала                                               :                                                                                                          Мигунова А.П.

«Два деревянных двухэтажных дома построили немецкие военнопленные лагеря №399, которые жили в бараках за мебельным комбинатом. Их было около 400 человек. Другие два дома строили около 200 заключённых ДСР-3».

Офицеры и их семьи жили в аккуратных четырёхквартирных домиках, которые возвели немецкие военнопленные. Ныне это улица Нагорная. Колоссовский жил в крайнем доме (сейчас №19). Организация занималась строительством дорог от Похвистнева до посёлка Яблоня, г. Бугуруслан, мостов через Малый и Большой Кинель.

Отдельный лагерный пункт №3

Вся территория лагеря была огорожена колючей проволокой (квартал улиц Аверкинская (ныне Бережкова), Малиновского, Нагорная, Жукова (Кирова), по углам стояли сторожевые вышки с часовыми. Заключённые, осуждённые по законам военного времени, несли большие сроки наказания, были среди них и уголовники. Они имели право вести переписку, в целях поощрения раз в полгода им разрешалось свидание с родственниками. Среди «зеков» числились и наши земляки, жители района. Заключённые содержались в 4-х специальных бараках с нарами. Для малолетних преступников был отдельный изолятор. На территории лагеря имелись своя водяная скважина, КПП, ремонтная и сапожная мастерские, столовая.

В лагере слева от КПП стояла кухня, от которой разносился всегда неприятный запах. Питание осуществлялось по принципу: ударно работающим - лучшее питание, а лодырям и отказчикам - штрафной котёл. Основной пищей были хлеб и баланда. Хлеб распределялся по трудовым показателям. Выполнявшие стопроцентные нормы получали 675 граммов, выше - 900. Отказавшихся выходить на работу, а таких было немало, помещали в изолятор и выдавали по 350 граммов.

Заключённые делились на отряды, начальника назначали из их же контингента. У него был помощник, а по бараку дежурили дневальные. Утром - сигнал «подъём», проверка и развод на работы, вечером – проверка и «отбой». Всё, как на «зоне». Заключённые мёрзли и голодали, носили ветхую одежду, имели вши и болезни.

Основные виды работ, которые они выполняли - заготовка и погрузка леса и пиломатериалов, дров, камня, песка, земляные работы. Трудились только днём, а ночью выходили вольнонаёмные из числа жителей города. Вспоминала Мигунова А. П.:

«Мне запомнился 17-летний паренёк, который был осуждён за кражу болванки с завода в г. Куйбышев. Он хотел продать и купить бабушке подарок, отец у него погиб, мать умерла. Я носила ему конфеты, тогда он отсидел уже пять лет из двенадцати…».

Охрана лагеря                                                                                                                                    Бояров Иван Иванович  командир взвода охраны, УВОВ

Конвойно-караульную службу несли два дивизиона военизированной стрелковой охраны. Личный состав состоял из военнослужащих 1926-28 годов рождения. По национальному составу это была молодёжь с Кавказа (армяне, азербайджанцы) и Средней Азии (узбеки). Солдаты плохо знали русский язык, имели начальное образование. Стрелки содержались в трёх двухэтажных казармах за колючей проволокой.

Командирами взводов, отделений были фронтовики. На первой комсомольской конференции, которая прошла в сентябре 1950 года, стрелки - Оганисян, Григорян, Арутюнян отмечали низкую дисциплину среди солдат. Их подолгу не пускали в увольнение. Нередки были случаи самоволки и пьянства, драк, за что несколько человек были предали суду Военного трибунала. Один стрелок покончил жизнь самоубийством, другой утонул во время купания.

Солдаты спали на нарах. Часто ночью, когда в бараках заключённых гас свет, их поднимали по тревоге, и им приходилось дежурить до утра, потом днём стоять в карауле по 12 часов.

На территории своими силами были созданы спортплощадка, клуб, школа ликвидации безграмотности, художественная самодеятельность. В библиотеке проводили читку газет, выпускали боевые листки, в казармах появилось радио. Был организован показ кинофильмов. Весь личный состав вовлекался в социалистическое соревнование.

Всё это помогло повысить дисциплину и моральный дух караульной службы, комсомольская организация стала расти. Лагерное отделение дважды получало Переходящий щит первенства в трудовом соревновании. По итогам работы за 1951 год 68 заключённым было присвоено звание «Отличник» и «Передовик производства». За это они поощрялись дополнительным жалованием, на которое в ларьке могли купить папиросы и сахар.

Однако побеги заключённых случались неоднократно.

13 июля 1950г. весь город и район был парализован. Группа заключённых, воспользовавшись близостью лесопосадки, совершила побег во время выполнения земляных работ на карьере. Искали их с собаками до тех пор, пока не поймали.

Автоколонна №4

Она располагалась рядом с ДСР за офицерскими домами улицы Нагорная.

Автоколонна подчинялась тресту «Куйбышевнефтепромстрой», прибыла в 1949 году из посёлка Отважный (будущий г. Жигулёвск).

Начальником автоколонны был человек бывалый Быков Борис Деомидович, с 1938 года работал в системе ГУШОСДОРа. Трижды осуждённый, в 1952г. судимости сняты. Ветеран строительства, практик по работе и руководству автоколонной. Товарищ с характером, был аполитичен, за что в приёме в партию ему было отказано.

Его замом являлся майор, наш местный товарищ Витушкин Леонтий Семёнович. Салманов Анатолий Михайлович работал диспетчером автоколонны. Производственный план по тонноперевозкам выполняли на 124%, по тоннокилометрам - на 109%, прибыль составляла 195 тысяч рублей.

В 1951 году по итогам соцсоревнования были отмечены лучшие работники. К примеру, водитель Хайрула Илингин за пробег в 100 тыс. км без капитального ремонта, получил красную ленту «Шофёр-отличник».

Но дисциплина была не в лучшем состоянии - имелись случаи воровства, за что шесть человек было осуждено                                                     .                                                                                 Ильина Полина Федоровна медсестра в здравпункте

Водитель автоколонны в 1949-52 г.г. Дятлов Николай Михайлович вспоминал: «Я возил заключённых на работу в Ахрат. Однажды во время поездки сопровождающий офицер предложил пойти на обгон. Чуть не перевернулись. К счастью, все остались живы, никто не убежал, только лейтенант сломал руку. Он взял вину на себя и его забрали…».

Дорожно-строительная дистанция

В 1952 году основная часть ДСР и лагерь вместе с техникой были отправлены на строительство Куйбышевской ГЭС в Жигулёвск. Это была главная стройка Сталинской послевоенной пятилетки. Уехал и начальник строительства Колоссовский. На смену заключённым пришли вольнонаёмные. Оставшаяся часть организации стала называться Дорожно-строительной дистанцией Главдорстроя Министерства автомобильных и шоссейных дорог. Руководителем стал Кульшицкий, которого потом сняли за развал работы. Затем был назначен Рабинович, после него Ковалёв.

Это маленькое подразделение строительства оказалось в крайне тяжёлых условиях. Плохое снабжение материалов, техника ломалась, простаивала, дисциплина падала. Годовой план был выполнен на 72%, убытки составили 690 тыс. рублей. Необходимо было закончить затянувшееся строительство моста через реку Малый Толкай, дорог до Бугуруслана и в Яблоню.

А.П. Мигунова вспоминала: «За счёт средств по смете на магистральные дороги мы заасфальтировали дороги и в городе на улицах Бакинская, Куйбышева, Комсомольская, Революционная, Кинельская. За это главного инженера Седышева после окончания строительства стали «таскать» по кабинетам.

Дистанция была ликвидирована в конце 1954 года. «Офицерские» дома передали под жильё в ведомство ЖКХ, которое продало их работникам строительства в 1958-60г.г. за 200 рублей. Новым жильцам досталось в придачу множество клопов, которых приходилось выводить кипятком. На огороде частенько жители находили куски колючей проволоки. Поначалу в домах жили по четыре семьи, а сейчас - на двух хозяев.

Двухэтажные дома, оставшиеся от лагеря, приспособили под жилые, детские ясли №2 и контору СЭС. На месте асфальтобетонного завода ДСР разместилась строительная организация ДРСУ объединения «Куйбышев-нефть».

Т. Потапова

Категория: Мои статьи | Добавил: Admin (28.02.2017)
Просмотров: 127 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: